ФНПР
ФНПР
Профиль   Официальная хроника   Социальное партнерство   Направления деятельности   Профсоюзы и политика   Информационая работа   ФНПР online
Профиль   Официальная хроника   Социальное партнерство   Направления деятельности   Профсоюзы и политика   Информа-
ционая работа
  ФНПР online
Федерация независимых профсоюзов России
 
Официальный сайт
 
Расширенный поиск:
ФНПР    

На главную страницу

Профиль
Ответственность за нарушение трудового законодательства
Официальная хроника
Социальное партнерство
Направления деятельности
Профсоюзы и политика
Информационная работа
Социально-трудовые отношения
Выступление Председателя ФНПР М.В. Шмакова на расширенной коллегии Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации 25 апреля 2008 года

Уважаемые участники коллегии!

 Прошедший 2007 год можно с полным основанием назвать знаковым в современной социальной истории России: в прошлом году впервые в истории России правительству, профсоюзам и работодателям удалось заключить новое Генеральное соглашение без протокола разногласий.

До последнего момента оставалось разногласие, которое не позволяло нам подписать трёхстороннее соглашение, а именно: по вопросу о сроках доведения минимального размера оплаты труда до прожиточного минимума.

В результате переговоров нам удалось найти решение – приемлемое для всех трёх сторон, хотя каждой из сторон пришлось пойти на уступки. Главное, что закрепляется в новом Генеральном соглашении, – это признаваемая всеми сторонами возможность установления минимального размера оплаты труда на уровне не ниже прожиточного минимума трудоспособного человека уже с 1 декабря 2008 года.

В том, что нам удалось это согласовать в новом Генсоглашении, есть два основания.

Во-первых, это достигнутые экономические результаты развития нашей экономики. Реальные денежные доходы населения в 2007 году выросли на 10,4%, в том числе реальная заработная плата – на 16,7%.

Росту реальных денежных доходов населения способствовало и увеличение с 1 сентября 2007 года минимального размера оплаты труда до 2300 рублей и повышение в эти же сроки на 15% фондов оплаты труда работников федеральных бюджетных учреждений.

Следует отметить также и серьёзные достижения за последние годы в обуздании ситуации с масштабными невыплатами и задержками заработной платы. 2007 год стал хорошим годом в этом отношении, продолжив тенденцию сокращения задолженности – от 4,2 млрд. руб. в 2006 году до 2,7 млрд. руб. в 2007 г. (в полтора раза). Такие показатели – уже на уровне, приближающемся к фоновому, хотя, конечно, должна быть цель довести эту цифру до нуля.

И, во-вторых, важную роль сыграл субъективный, личностный фактор: после прихода Татьяны Алексеевны Голиковой в министерство нам удалось сдвинуться с «мёртвой точки» по главному и наиболее острому вопросу наших разногласий – о перспективах установления МРОТ на уровне не ниже прожиточного минимума. Татьяна Алексеевна в своём докладе это отметила и в целом ещё раз подтвердила, что это надо делать и это возможно уже в этом году, как я понял из доклада.

В настоящее время начаты консультации правительства, профсоюзов и работодателей по методике решения данной задачи, и я думаю, что мы придём в конечном счёте к решению, которое будет устраивать все три стороны.

В связи с этим хотелось бы высказаться о нескольких «стандартных» опасениях по поводу повышения МРОТ, которые приходится слышать.

Во-первых, говорится, что это приведёт к росту инфляции. На самом деле, несмотря на повышение МРОТ более чем в 2 раза в 2007 году, вклад монетарной составляющей в инфляцию даже снизился по сравнению с 2006 годом (55,8% против 63% в 2006 г.). И вообще, уровень наших зарплат сегодня в России и даже повышение МРОТ не идёт ни в какое сравнение с темпами инфляции, с ростом тарифов естественных монополий, которые предполагается и в дальнейшем наращивать. Это даёт рост инфляции реальный. А про заработную плату – это только для отвода глаз некоторые экономисты говорят, что её рост ведёт к инфляции.

Говорится и об угрозе спада в агропромышленном комплексе и легкой промышленности. Однако среднегодовые темпы роста в этих отраслях за последние месяцы выросли по сравнению с темпами роста за сентябрь 2007 года. А в АПК в условиях роста мировых цен на продовольствие тем более вряд ли возможно падение производства.

Третье опасение связано с тем, что рост заработной платы опережает рост производительности труда. Но важно оценить, с какого уровня происходит этот самый рост. Так, если по производительности труда мы вышли на уровень 1990 года, то по уровню заработной платы (в реальном выражении) этот показатель ещё не достигнут.

Кроме того, производительность труда сегодня – это прежде всего новые технологии, обновление производства, потому что физические и интеллектуальные возможности человека в современных условиях производства практически полностью исчерпаны. Таким образом, это «опасение» тоже из разряда спекуляций и к реальности имеет слабое отношение.

И, наконец, говорится, что будет ухудшаться ситуация в регионах при повышении МРОТ. Однако при повышении МРОТ до 2300 руб. был сделан прорыв – значительное расширение полномочий субъектов Российской Федерации по установлению региональной минимальной заработной платы. Этой возможностью воспользовались 46 регионов. Через соглашения и другие механизмы в них были установлены более высокие стандарты по сравнению с минимальным размером оплаты труда, принятым федеральным законом; в том числе в 21 субъекте Российской Федерации минимальная заработная плата уже установлена на уровне регионального прожиточного минимума трудоспособного человека. И это касается не только экономически устойчивых, но и ряда дотационных регионов.

Некоторые эксперты считают, что, может, и не имеет смысла так много внимания уделять ситуации с МРОТ: в конце концов, на подавляющем числе предприятий внебюджетного сектора фактическая (имея в виду и скрытую часть) заработная плата давно превысила прожиточный минимум.

Это опасное заблуждение. Мы надеемся, что руководство Минздравсоцразвития будет считать вопрос о повышении минимального размера оплаты труда до прожиточного минимума (по крайней мере, на первом этапе – а дальше ещё выше) своей основной задачей.

Что касается позиции профсоюзов, то мы уверены – в стране имеются все возможности для решения этого вопроса до конца 2008 года.

Надо чётко понимать, что не получиться никакого инновационного развития без адекватной справедливой оценки рабочей силы. В проекте Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года зафиксирован важный вывод, который мы разделяем, о том, что труд не может быть дешёвым – труд обязан быть дорогим. Если мы провозглашаем переход к инновационной экономике, то нельзя экономить на образовании, здравоохранении, культуре – это инвестиции в человеческий потенциал, а не расходы. Так это и надо учитывать в наших финансовых планах.

Говоря о развитии социального партнёрства, следует также отметить, что неправильно, если стороны не договорились, а нормативное решение всё равно принимается. Игнорирование мнения профсоюзов или работодателей вряд ли способствует решению задач. Как следствие, проблемы усугубляются, а власть констатирует один за другим просчёты в своей политике, касается ли это пенсионной реформы или «конфуза» с реформированием системы социальных льгот.

Профсоюзы предлагают оценивать работу министерств (включая, естественно, и Минздравсоцразвития Российской Федерации) не только по основным показателям достижения целей социально-экономического развития, но и по результатам выполнения Генерального соглашения. Есть план мероприятий по реализации этого соглашения, пункты плана расписаны по министерствам, и если министерство (то или иное) не выполняет свои обязательства по этому плану, то надо считать такую работу неудовлетворительной. Мы вполне можем перейти к такой системе оценки работы государственных органов.

Хочу сказать ещё об одной злободневной проблеме. Это реформирование отраслей бюджетной сферы.

Ситуация с введением новых систем оплаты труда в бюджетной сфере является хорошим подтверждением необходимости системной и постоянной работы профсоюзов и министерства. Гораздо продуктивнее, когда социальные партнёры участвуют не только в обсуждении документов в рамках РТК, но и совместно готовят их на предварительном этапе. Такая форма взаимодействия, к сожалению, была забыта на несколько лет, но сейчас она вновь должна возрождаться министерством.

Думаю, что если мы и дальше будем развивать содержательный и конструктивный диалог, то нам удаться снять многие остающиеся вопросы, связанные с реформой отраслей бюджетной сферы. Вот только некоторые примеры.

Одним из важных вопросов при переходе в 2008 году на новые системы оплаты труда работников бюджетной сферы являются результаты пилотных проектов, проведённых министерством в территориях. О них мало пишут и ещё меньше знают социальные партнёры. Думаю, что уже пора вынести обсуждение этих результатов из стен министерства на заседание РТК.

Требует разъяснений и обозначенное в планах министерства увеличение разрыва в оплате труда между бюджетными и внебюджетными отраслями экономики к 2010 году с 1,4 раза до двух раз. Между тем заработная плата в бюджетном секторе должна быть больше, чем средняя по экономике, именно такую поставил задачу Президент России В.В. Путин 14 февраля 2008 года. Что-то надо поменять: либо цифры, либо планы, – чтоб было ясно, чего мы хотим.

Медленно, по нашему мнению, ведётся работа по разработке базовых окладов и состава профессиональных квалификационных групп. А без решения по этим вопросам невозможен перевод бюджетных учреждений на новые системы оплаты труда.

Еще один вопрос с «историей», которую необходимо преодолевать, – это реформирование системы обязательного социального страхования и обеспечение социальной защиты работника на страховых принципах.

Действующая система социальной защиты, основанная на ЕСН, показала свою неэффективность и несостоятельность. Игнорирование страховых принципов создало предпосылки к системному кризису. Нарастает дефицит внебюджетных социальных фондов и доли нестраховых расходов, усиливается их зависимость от федерального бюджета. Произвольное изменение тарифов отчислений в фонды ведёт к снижению страхового обеспечения работника.

Однако намерение реформировать систему обязательного социального страхования пока только декларируется, до конкретных действий и законодательных предложений дело не доходит. Деятельность соответствующей рабочей группы при РТК тормозится слабым участием правительственной стороны, несмотря на то, что в Генеральном соглашении такая задача поставлена.

Без этого мы не сможем поправить перекосы в пенсионной системе.

То, что в 2007 году средний размер трудовой пенсии увеличился на 28%, а социальной пенсии на 48 % некоторый шаг вперед. Но этот шаг недостаточный. Нынешний уровень пенсий не обеспечивает достойную жизнь пенсионерам, нарушена взаимосвязь пенсии и заработной платы.

Наша позиция остаётся неизменной: мы считаем, что выплаты во внебюджетные фонды являются частью заработной платы работников и частью общего фонда оплаты труда на предприятии. Поэтому профсоюзы настаивают на упразднении единого социального налога и возврате к страховым принципам социальной защиты работающего населения. Мы предлагаем

осуществить реализацию реальных страховых принципов в обязательном пенсионном страховании работающего населения,

установить на базе актуарных расчетов соответствие между тарифами страховых взносов и обязательствами таким образом, чтобы размер трудовой пенсии при 30-летнем страховом стаже обеспечивался на первом этапе на уровне не ниже 40 % утраченного заработка в соответствии с международными нормами.

В связи с этим должен сказать, что до сих пор Российской Федерацией не ратифицированы Конвенция МОТ № 102 «О минимальных нормах социального обеспечения» (1952 года), Конвенция МОТ № 128 «О пособиях по инвалидности, по старости и по случаю потери кормильца» (1967 год) и Европейская социальная хартия, которая была подготовлена к ратификации предыдущим Министерством труда, но после административной реформы все эти проблемы были забыты.

Наверное, сегодня будет одобрен Советом Федерации Федеральный закон «О дополнительных страховых взносах на накопительную часть трудовой пенсии и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений». Это хороший шаг вперёд, но этого не достаточно, это латание дыр.

Поэтому для того чтобы нам строить нормальную пенсионную систему, а не заниматься латанием и ремонтом на ходу, нам необходимо ратифицировать международные договоры и конвенции по социальному обеспечению, после чего на их основе дальше совершенствовать наше законодательство.

Категорически не согласен с Алексеем Леонидовичем Кудриным, который сказал, что сейчас не время и не место проводить новую пенсионную реформу. Сегодня уже сошёл «автор-композитор» той реформы, который (в силу в том числе личностных обстоятельств) был против того, чтобы реформу 2002 года признали неудовлетворительной. Но мы-то сегодня это все ясно представляем! Почему мы не можем признать, что ошиблись, что будем это преодолевать, исправлять, но будем делать это на нормальной, общепризнанной в мире основе?

Проблемы пенсионной системы, о которых Алексей Леонидович говорил здесь, действительно стоят перед всеми развитыми странами. Так давайте не будем пропускать тот этап, который эти страны уже прошли, когда они сейчас реформируют свои системы.

А мы сегодня имеем странный коэффициент замещения средней пенсией средней зарплаты – 25 %, а у наиболее высококвалифицированных работников – и 5-7-10 %. Мы получим самую острую социальную проблему в ближайшее время, если мы не сформулируем чётко свои новые задачи и не будем их последовательно решать, так, чтобы с этим согласилось общество.

И последнее. Я хочу сказать, что в целом, конечно, Министерством делается многое; я согласен с Олегом Витальевичем Еремеевым, что министерство заработало по-новому и более эффективно.

Вместе с тем часть работы, связанной с трудовыми отношениями, необходимо увеличивать. В докладе Татьяны Алексеевны четыре пятых было посвящено здравоохранению (и это справедливо, потому что это большой пласт работы, много проблем, которые надо поднимать) и только одна пятая – трудовым отношениям.

Поэтому – будет разделение министерства или не будет – на наш взгляд, необходимо в новом составе правительства вернуться к тому, чтобы министерство расширило свои полномочия, увеличило свой кадровый потенциал, набрало соответствующих специалистов, чтобы дальше могло системно и более предметно заниматься

вопросами политики доходов,

методическими рекомендациями по системам оплаты труда,

«атипичными» формами занятости (аутсорсинг, аутстаффинг и ряд других), которые сегодня уже внедряются на нашем рынке труда без всякого законодательства и которые ставят работника в абсолютно бесправное положение перед работодателем,

вопросами трудовой миграции (ими надо заниматься в рамках министерства труда, потому что миграционная служба выполняет только полицейские функции).

В целом ещё раз хочу констатировать, что министерство работает эффективно, но считаю, что надо добавить.

Спасибо.

25.04.2008
 
 
 
Радио России
Русская служба Новостей
Каталог профсоюзных сайтов
Газета Солидарность
Сайт профсоюзных новостей trud.org
Вести ФНПР
Государственная дума Российской Федерации
Общественная палата Российской Федерации
Старая версия сайта
Российская трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений
 
Трудовой арбитражный суд   International Labour Organization

газета Трибуна
 
   
    Сайт поддерживается в рамках программы "Профсоюзы России
в Интернете" ©  Дизайн Петрова Д., flash-анимация и программирование
Соловьева И. 2000-2007 г.
  Контактная информация
Information in English