На Главную E-mail
Федерация Независимых Профсоюзов России - официальный сайт
   
 
Программа   Устав   Членские организации   История   Персоналии   Контакты   Друзья и партнеры
 
 
VIII (внеочередной) съезд ФНПР    
 
Доклад Председателя ФНПР М.В.Шмакова
29.10.2013  

Доклад Председателя ФНПР М.В.Шмакова

"О внесении изменений в Устав Федерации Независимых Профсоюзов России, об основных положениях Устава всероссийского межрегионального профсоюза и о порядке проведения отчетно-выборной кампании Федерации Независимых Профсоюзов России"

на VIII (внеочередном) съезде ФНПР в Санкт-Петербурге 29 октября 2013 года

Уважаемые товарищи делегаты!

Сегодня мы собрались для того, чтобы, рассматривая эти вопросы съезда, рассмотреть наиболее важные моменты организационного строения Федерации. Речь идет о внесении поправок в устав ФНПР в виде новой главы, посвященной деятельности территориальных профобъединений. Речь идет о принятии документа, который носит название «Основные направления деятельности отраслевого профсоюза». И последняя новация - в отношении отчетов и выборов в ФНПР и членских организациях.

Однако, перед тем как предлагать конкретные организационные изменения, нужно оценить степень их необходимости. Действительно ли они нужны для более эффективной работы Федерации; не являются ли организационные проблемы ФНПР надуманными; и, что очень немаловажно, соблюдены ли при обсуждении и выработке предложений внутрипрофсоюзные демократические нормы. Есть старое выражение - «от добра, добра не ищут». Некоторые переводят его как «не буди лихо, пока оно тихо». Если в доме порядок, то нет смысла что-либо менять. К сожалению, сегодня порядка в нашем общем профсоюзном доме гораздо меньше, чем хотелось бы. В чем это проявляется, прекрасно знают все сидящие в этом зале. Вы все прекрасно представляете.

Оборонительная и недостаточно эффективная позиция в отношении многих инициатив частных собственников и властных органов в результате ведет к падению профсоюзного членства, сокращению числа профорганизаций, уменьшению количества коллективных договоров. И мои коллеги, которые выступали здесь, при обсуждении первого вопроса проиллюстрировали это достаточно яркими примерами.

Сохраняется тенденция к снижению общей численности членов профсоюзов, их количество уменьшается ежегодно на 3 - 5%, количество первичных организаций – на 3%. Наибольшее сокращение численности профсоюзов произошло: в Общероссийском профсоюзе работников негосударственных организаций безопасности – 69%; Российском профсоюзе работников рыбного хозяйства – 23%; Общероссийском профсоюзе военнослужащих – 17%; профсоюзе гражданского персонала вооруженных сил – 14%; Общероссийском профсоюзе авиационных работников – 13%; профсоюзе работников агропромышленного комплекса – 13%; профсоюзе работников лесных отраслей Российской Федерации - тоже 13%, точнее – 12,8%; Российском профсоюзе работников текстильной и легкой промышленности – 12%. (…)

В чем причины недостаточной эффективности? Они не в нашем неумении зафиксировать проблемы, они не в нашем нежелании найти способ разрешения этой проблемы. Они, как правило, в превалировании обсуждения над действием. Но после слов всегда должно наступать время для эффективных действий. И вот уже на уровне этих действий в профсоюзном доме начинается беспорядок. Обычно он выражается в неготовности многих профсоюзных структур разного уровня к единым акциям. Становится странной традицией для многих профсоюзных структур вне зависимости от остроты проблем, которые испытывают члены профсоюза, желание проводить профсоюзные акции в закрытых помещениях, за круглым столом или в порядке общей дискуссии. (…)

В периоды социальной стабильности - это нормально. Но в ситуации откровенных нападок на социально-трудовые права работников, в ситуации незаконных сокращений, в ситуации, когда работодатель строит систему сверхэксплуатации работников, сидеть за круглым столом и ограничиваться обычным письменным протестом - уже недостаточно.

Еще раз подчеркну: дело не в публичных заявлениях протеста и дело не в том, чтобы по любому поводу выводить людей на улицы. Дело - в готовности подкрепить свои заявления эффективными действиями. А вот к действиям многие наши организации приступают крайне неохотно или вообще не приступают. И дело здесь не в личных качествах того или иного профсоюзного руководителя. Просто любой нормальный руководитель здраво оценивает ресурсы своей организации, и не только финансовые, но и, главным образом, организационные. Нет организационного единства - не может быть эффективных действий.

Причины беспорядка в нашем профсоюзном доме лежат не в сфере правовой, колдоговорной или информационной политики, они коренятся в наших организационных, во многом структурных проблемах, все остальное - производное. В чем заключаются наши структурные проблемы? Несмотря на то, что организационная форма ФНПР, как следует из названия, федеративная, в реальности она имеет много черт, присущих совершенно другой организационной форме, а именно, скорее конфедерации. Неслучайно, что на учредительном съезде ФНПР в качестве возможного названия новой структуры фигурировала конфедерация, но тогда было принято решение: все-таки не конфедеративное устройство, а именно федеративное. Но с того момента множество конфедеративных черт, особенно на фоне «передемократизации» начала 90-х годов, утвердились в организационной работе ФНПР.

Ожегшись на жестком администрировании сверху, со стороны ВЦСПС, со стороны союзных профсоюзов, российские профсоюзные лидеры активно дули на воду. Что получилось в результате? Получилась супердемократическая структура, в которой можно не платить взносы в полном объеме (а некоторые вообще не платят); в которой можно не выполнять коллегиальные решения; в которой можно не выходить на общие акции; в которой на руководящие посты власти и бизнес пытаются проталкивать свои кандидатуры, иногда достаточно успешно; и в которой, в структуре, уровень ответственности за нарушения почти отсутствует.

Оценивая таким образом ситуацию, я обязан сказать, что все наши достижения за прошедшие 23 года существования ФНПР были обретены не благодаря нынешней организационной форме, а во многом вопреки ей. За счет настойчивости и, не побоюсь громких слов, самоотверженности многих профсоюзных лидеров, которые, не обладая большим организационным, забастовочным или финансовым ресурсом, за счет личных усилий добивались реальных результатов для членов профсоюза. Такая модель работы может до известного времени приносить отдельные успехи. Однако за эти годы сильно изменились наши социальные партнеры. Уже практически нет так называемых «красных директоров». (…)

Чем дальше, тем больше нынешние социальные партнеры представляют собой либо властную административную вертикаль, либо вертикально-интегрированные компании. Решение более или менее важных вопросов передается в штаб-квартиру, это пожестче, чем Госплан в свое время…

Вопросы трансфертов из федерального бюджета в регионы решаются также в центре. Это же относится и к наиболее важным обязательствам коллективных договоров. В таких условиях заявлять: все вопросы решает первичка - означает сбрасывать ответственность на наиболее незащищенную часть профсоюзной структуры.

В современных условиях структура, которая в течение 23 лет реализовывалась в рамках ФНПР, уже недостаточна. ФНПР должна стать настоящей Федерацией. Это означает не только реальную ответственность выборных органов на уровне территориальных профобъединений, отраслевых профсоюзов, ФНПР в целом.

Ответственность неотделима от полномочий. Сегодня в рамках предложений рабочей группы нам необходимо пересмотреть полномочия и ответственность на уровне членских организаций и ФНПР в целом.

В чем суть предложений рабочей группы? Изложу их простым языком, без излишних юридических тонкостей. Рабочая группа предложила начать жить по общим правилам. Главным организационным документом ФНПР является устав. Рабочая группа предложила принять отдельную главу в устав, которая бы описывала единые правила работы для всех территориальных профсоюзных объединений. Фактически эта глава представляет собой типовой устав территориального объединения организаций профсоюзов, который включен целиком в Устав ФНПР. При всей специфике регионов не могут быть, образно говоря, на юге одни профсоюзные объединения, а на севере другие, при всей разнице климатических условий. Точно так же, как не могут обкомы одного и того же отраслевого профсоюза на западе входить в профобъединение в качестве структуры отраслевого профсоюза, а на востоке ровно такие же структуры - в объединение не входить, а общероссийский профсоюз игнорировать, мимикрируя под региональный профсоюз. Пора от деклараций о профсоюзном единстве переходить к реальному единству.

Существенной новацией к уставу является предложение по новой формуле выборов в региональном профобъединении. В чем его смысл? Это защита профсоюзной системы выдвижения кадров от давления со стороны органов власти и бизнеса, но не только. Это еще и серьезный шаг в сторону кадрового обновления профсоюзной структуры. Не секрет, что сегодня многие профсоюзные активисты из кадрового резерва, бывает, остаются в нем навсегда, до пенсии и после ее получения. Стоит ли говорить, что действующая кадровая политика уже привела к серьезному старению профсоюзного актива?

В 1987 году на XVIII съезде ВЦСПС доля делегатов в возрасте свыше 60 лет составляла 2,5%, а сегодня Мандатная комиссия нам докладывала, таких делегатов в возрасте свыше 60 лет – 48%. Давайте отбросим все ритуальные фразы, конечно, и после 60 лет есть много активных лидеров, много, но не подавляющее большинство, как сейчас. Изменить эту ситуацию можно только с помощью целенаправленной кадровой политики. Однако опыт показывает, что инструментом такой политики на уровне членских организаций ФНПР должен быть коллегиальный демократический орган, оценивающий ситуацию с кадрами, который не позволит ни заржаветь нашей структуре, ни допустить ее захвата. В предложениях, которые мы обсуждаем, таким инструментом должен стать Исполком ФНПР.

Сегодня еще Мандатная комиссия доложила, с одной стороны, очень позитивную цифру. 100% делегатов - нас всех, кто избран и прибыл на съезд, - это делегаты с высшим образованием, и это хорошо. Но мы с вами - профсоюзы, вы выбирали делегатов сами, каждая членская организация. А где у нас представители рабочих профессий, представители большинства рабочих, у которых не у всех, не у 100% есть высшее образование? (…) Я прошу задуматься над этой цифрой. (…) Пора от деклараций о кадровой политики переходить к реальной кадровой политике.

Отдельной частью предложений рабочей группы является документ под названием «Основные положения устава отраслевого профсоюза». Для вас, собравшихся в зале, не секрет, что отраслевые профсоюзы, входящие в ФНПР, находятся в совершенно разных состояниях. Некоторые из профсоюзов испытывают серьезные проблемы в части организационной, финансовой, кадровой. Предлагаемый документ, с одной стороны, не вводит новых форм регулирования жизни отраслевого профсоюза со стороны коллегиальных органов ФНПР, но с другой - он предоставляет профсоюзу возможность самому, без вмешательства извне, отладить свою структуру. Наверное, настало время от деклараций о дисциплине переходить к реальной дисциплине внутри самих членских организаций ФНПР.

И последнее предложение по списку, но не по важности. На сегодня последовательность отчетов и выборов в системе ФНПР такая: от первички - к съезду Федерации. Казалось бы, все логично. Однако на практике получается так: проходят выборы в первичках, обкомах, территориальных профобъединениях и отраслевых профсоюзах, и наконец - съезд ФНПР. Однако для того, чтобы синхронизировать свою работу с решениями съезда ФНПР, членским организациям иногда приходится ждать до своего следующего отчетного мероприятия. При такой последовательности событий у членской организации нет формальных решений конференции или съезда, которые бы интегрировали решения съезда ФНПР в дальнейшую работу организации.

Предлагается следующая новация: вначале проводить отчетно-выборный съезд ФНПР, а уже после него - отчеты и выборы в членских организациях по действующей сегодня схеме, снизу вверх. В этом случае единственным организационным изменением для членских организаций станет необходимость проведения отдельного мероприятия для выборов делегатов на съезд ФНПР. Но это не должно стать серьезным препятствием для реализации новой, предлагаемой последовательности выборов. В результате этих новаций ФНПР должна стать более эффективной и более демократичной организацией.

Не могу не остановиться на том, каким образом проходило обсуждение этих новаций. За время с момента создания Генсоветом рабочей группы по сбору предложений к уставу состоялось девять ее заседаний. В каждом заседании приняли участие до двух десятков ее членов, руководителей Федерации, представителей отраслевых профсоюзов, территориальных профобъединений. Все проекты документов были опубликованы на страницах центральной профсоюзной газеты «Солидарность». Более того, проекты предложений к уставу ФНПР были опубликованы дважды на разных стадиях разработки. Представители ФНПР приняли участие в обсуждении предложений рабочей группы не только на уровне ассоциаций отраслевых профсоюзов, ассоциаций территориальных профобъединений, но и на уровне отдельных профсоюзов и отдельных территориальных профобъединений.

Я заявляю совершенно ответственно: за всю более чем столетнюю историю российских профсоюзов ни одни организационные изменения не рассматривались настолько подробно и настолько широко и демократично.

Более того, в ходе столь тщательного обсуждения вполне логично, что многие предложения претерпели серьезную эволюцию. Были отклонены предложения о том, чтобы членскими организациями ФНПР оставались только отраслевые профсоюзы. Были отклонены звучавшие предложения о том, чтобы профсоюзная система базировалась исключительно на территориальном принципе.

Рабочая группа согласилась с мнением о необходимости сохранить свои уставы в территориальных объединениях. Рабочая группа качественно видоизменила первоначальное предложение о введении типового устава отраслевого профсоюза.

То, что сформулировано сегодня, представляет собой внутрипрофсоюзный консенсус с одним существенным дополнением. Не секрет, что в адрес предложений рабочей группы и сегодня можно слышать критику. Выскажу свою позицию на этот счет. Критиков нынешних предложений я бы разделил на несколько микрогрупп. С одной стороны, это претензии на уровне чистой юриспруденции. Как говорится, два юриста - три мнения. Наши коллеги говорят о несоответствии отдельных положений предложений рабочей группы некоторым нормам действующих законов. Скажу сразу: проекты предложений прошли экспертизу квалифицированных юристов. И более того, есть сегодня тенденция к внесению изменений в законодательство - для того чтобы и законодательство соответствовало тем предложениям, которые здесь сегодня обсуждались.

Но есть и другая группа критиков. Она формально выдвигает вроде бы и похожие юридические претензии, однако содержание этих претензий отнюдь не юридическое. Оно сводится к содержанию дальнейшей работы российских профсоюзов, к тому пути, по которому они шли до этого и по которому планируют идти дальше. Когда нам говорят о том, что предложения рабочей группы расходятся с отдельными принципами, по которым жили многие профсоюзные структуры до этого, - это абсолютная правда. Потому что смысл предложений рабочей группы – усиление обязательности и дополнительные нормы демократического контроля. Это, вполне естественно, не нравится тем структурам, которые за более чем 20 лет привыкли к необязательности и беcконтрольности. Что же удивительного в этих протестах?

Мы с вами были свидетелями того, как под лозунгом «не допускать давления сверху» были в существенной степени разрушены единые организационно-управленческие механизмы и формы демократического контроля профсоюзов. Вместо этого вроде бы естественным порядком в профсоюзную жизнь мало по малу вошли феодальная раздробленность в отношении организационных решений и жизнь по понятиям в смысле кадровой политики.

Рабочая группа предлагает нам начать собирание профсоюзных земель на ясных и открытых принципах. Стоит ли удивляться, что это не нравится некоторым профсоюзным феодалам, которые сегодня ощущают себя полновластными единоличными хозяевами своих замков? Прекрасно понятно, что они защищают. Но при чем здесь члены профсоюза и при чем здесь эффективность профсоюзной работы? В процессе этой борьбы, к сожалению, звучал и прямой обман. Нам говорили о том, что в новой управленческой системе все будет решать ФНПР, сверху из Москвы, чуть ли ни председатель ФНПР единолично. Хотя все предложения базируются на расширении коллегиальных методов управления. Нам говорили, что ФНПР якобы отнимет всю собственность, хотя этими решениями мы не касаемся никаких финансово-экономических основ членских организаций. Нам говорили о том, что якобы члены профсоюза выступают против этих решений, причем говорили представители организаций, из которых уже сегодня при нынешних формах их работы происходит наибольший отток членов профсоюза.

Перед нами сегодня стоит и простая, и крайне сложная дилемма. Можно ли оставить все как есть? Конечно, можно. И по-прежнему сетовать внизу на неправильные решения сверху, а вверху - на отсутствие должной поддержки снизу. Можно ли при этом сказать «меня это не касается» и попытаться, отгородившись забором, построить успешную профсоюзную структуру на своей территории или в своем профсоюзе? Конечно, можно, но только долго ли такая структура протянет без сильного зонтика в виде эффективного федерального профобъединения? А можно ли сегодня проголосовать за все выдвинутые предложения с задней мыслью: «Принимайте, что хотите, все равно будем саботировать»? Тоже можно. Но это ровно такой же путь от стагнации к развалу.

Я считаю, что только собирание профсоюзных земель, реальное единство и реальные демократические нормы в состоянии дать новый импульс профсоюзному движению России. Кроме нас это сделать некому. Дело за нашим решением и нашим действием. Спасибо за внимание.

Чекменев А.И. (председатель профсоюза работников оборонной промышленности РФ):

- Добрый день, дорогие товарищи и коллеги! Я сегодня хотел бы выступать на этой высокой трибуне перед съездом не только как председатель отраслевого профсоюза, который является членской организацией ФНПР, но и как председатель комиссии Генерального совета ФНПР по организационной работе и кадровой политике.

Как председатель профсоюза, я могу сказать откровенно: меня практически не волнуют все эти изменения, которые сегодня предлагаются. Объясню почему. Потому что в целом тот устав, который принят нашим профсоюзом уже 8 лет назад, практически соответствует основным положениям, и никаких новаций особенных, за исключением каких-то мелочей, туда вносить нет необходимости. Вместе с тем, естественно, как членская организация мы все это рассмотрим, приведем в соответствие и будем работать по закону.

Все организации профсоюза входят в территориальные объединения организаций профсоюзов, и у меня со всеми коллегами прекрасные отношения. Если у какого-то территориального объединения организаций профсоюзов, куда входит организация нашего профсоюза, есть необходимость поднять любой вопрос, мы с ними всегда находим взаимопонимание, я даю соответствующее разрешение на проверку работы моих организаций. И я думаю, что в этом зале не найдется никто, кто сказал бы, что мы с ними в работе наших организаций не находим должного взаимопонимания. Я считаю это принципиально правильным. Потому что вся наша структура профсоюзная построена на этом взаимодействии. Мы когда-то говорили: вертикальная и горизонтальная решетка. Это скрепы, которые существуют внутри и позволяют нам решать все проблемы, которые перед нами возникают. Это позволяет нам с вами вместе выходить на решение более серьезных проблем. Что может нам мешать? Может мешать нарушение структуры, нарушение взаимодействия.

Вот дальше я хотел бы перейти к тем вопросам, которые возникают на заседании нашей комиссии по организационной работе и кадровой политике. Хорошая, светлая комиссия, казалось бы, жить и радоваться. Но мы за последние несколько лет поднимались на обсуждение многих вопросов, которые решить не могли. Проблемы между профсоюзами на предприятиях, где действуют первичные организации одного профсоюза, создаются первичные организации другого профсоюза, входящего в ФНПР, и начинаются взаимные терки. (…) Закон, в общем, этому не противодействует, можно создавать первичную организацию профсоюза везде, где только можно. У нас есть внутреннее корпоративное правило, которое мы приняли (…) на заседании Генерального совета, которое говорит: если на предприятии действует первичная профсоюзная организация, входящая в ФНПР, то прежде чем создать первичную организацию иного профсоюза, входящего в ФНПР, нужно провести консультации для того, чтобы понять целесообразность этого шага, какому профсоюзу на этой территории работать нужнее. (…)

Все разработано, и, тем не менее, вопросы возникают постоянно. Почему? (…) …наши решения коллеги просто не читают. За это время происходит естественная смена, уходят одни люди, приходят другие, и для них становится неожиданностью, когда вдруг выясняется, что нужно сделать что-то по-другому.

Но возникают и другие проблемы, когда профсоюз не управляет тем, что происходит внизу. Под профсоюзом я понимаю центральные комитеты или территориальные организации. Стихийно возникнув, первичные организации приходят и говорят, что мы будем у вас. Тут нарушаются определенные шаги создания первичной организации, о которых уже мы несколько раз говорили. Можно создать профсоюз с тремя членами, можно, собравшись, создать профсоюз и идти работать, приняв устав. Но создать организацию уже действующего профсоюза самостоятельно трем объединившимся людям - нельзя. Потому что первичная профсоюзная организация - это структурное подразделение профсоюза, это то, что профсоюз считает, что там должно быть. И люди, задавшись целью создать первичную организацию на какой-то территории, прежде всего должны проконсультироваться и понять, ждут ли их там, могут ли они эту организацию создать. Именно вот такой нормальный график прописан в наших структурах. Иногда этого не делается, и потом возникают проблемы, которые мы не можем решить.

Есть проблемы другого толка, с которыми нашей комиссии тоже приходится сталкиваться. Обращается к нам территориальное объединение организаций профсоюзов и говорит: вот организация такого-то профсоюза нарушает устав, мы не знаем, что с ней делать, она не платит взносы и прочее. А представитель профсоюза, которого приглашаем, говорит: я не знаю, что там происходит с этой организацией, вроде у меня таких сигналов нет, и я на нее влиять не могу. И эти проблемы тянутся годами.

Или обратный процесс. Территориальное объединение организаций профсоюзов жалуется: у нас есть прекрасное предприятие, там есть сильная профсоюзная организация, профсоюз входит в ФНПР, а у нас его нет. Мы ходим вокруг, а они нас не признают. И мы им не нужны, хотя территориальное объединение организаций профсоюзов на своем поле создает все условия, принимает решения, заключает соглашения, а профсоюзная организация пользуется всеми этими принятыми решениями, но делиться не хочет, вступать не хочет.

Уважаемые коллеги, наверное, каждый из вас пережил время, когда вам задавали вопросы и понукали вас: «Примите закон – колдоговор только для членов профсоюза». И приводили примеры, когда нечлены профсоюза, как самые лихие заемщики, пользуются всем, но ничего не платят. Ребята, вот это та же ситуация, только распространяется на организации. Кто-то хочет жить хорошо, но ничего не платить. Ну, так же не бывает! Мы же ослабляем структуру, если не платим свои взносы.

Ведь дошло до чего? У нас есть профсоюз, который, вместо того чтобы приводить свои организации в территориальные объединения организаций профсоюзов, принял решение, запрещающее своим организациям вступать в территориальные объединения организаций профсоюзов на правах членства. Это же неправильно. (…)

Уважаемые коллеги, многое из того, что я хотел сказать, конечно же, в докладе председателя ФНПР изложено. Я хочу только добавить, что как член рабочей группы я участвовал практически во всех ее заседаниях, мы очень внимательно подходили к этим документам. И я вам могу сказать, что нового из того, что сегодня представлено съезду, написано очень немного. Мы с вами в 2004 году на V съезде ФНПР приняли единое решение, мы тогда с вами в уставе разделили понятие членских организаций на территориальные объединения организаций профсоюзов и отраслевые профсоюзы, по-разному сформулировали для них какие-то правила, и вот по этим законам мы живем до сего времени. Мы приняли два документа: Типовой устав для территориального объединения и Примерный устав для отраслевого профсоюза. И эти документы заработали: в течение прошедшего десятилетия практически все территориальные объединения организаций профсоюзов, процентов 85, привели свои уставы в соответствие с Типовым уставом. Примерный устав активно используется нашими отраслевыми профсоюзами, ввели к себе нормы, которые были изложены в Примерном уставе. Завершена ли эта работа? Нет. Потому что есть территориальные объединения организаций профсоюзов, которые эти нормы не восприняли. Есть отраслевые профсоюзы, которые идут своим путем и считают, что у них путь самый верный из всех.

Я думаю, что действительно подошел временной этап, когда нам нужно еще раз посмотреть на свои внутренние структурные связки. Не потому, что старые устарели, а потому, что немножко другие вызовы времени мы с вами переживаем. И от того, насколько сбалансированы будут решения, которые принимают и отраслевые профсоюзы, и территориальные объединения организаций профсоюзов на своем уровне, насколько вместе мы сможем поднимать вопросы и, я не побоюсь этого слова, давить в определенной степени на работодателей, во многом от этого будет зависеть качество нашей работы по защите социально-экономических и прочих интересов наших трудящихся. Поэтому я призываю всех делегатов съезда подойти очень внимательно к этому вопросу и принять те положения, которые сегодня предлагаются на съезде. Спасибо.

Ветлужских А.Л. (председатель Федерации профсоюзов Свердловской области):

- Уважаемый Михаил Викторович, уважаемые коллеги. По поручению президиума нашей Свердловской федерации, по поручению нашей делегации хочу озвучить несколько моментов, которые звучали у нас в процессе подготовки этих документов. Самый принципиальный момент - что, конечно, с документами хорошо поработали, и пункты, вызывавшие наибольшую критику у регионального профсоюзного актива, практически все были убраны из документа.

Однако я хочу сказать о двух моментах, они тоже достаточно важны для того, чтобы прозвучать здесь, на съезде. Принципиален один момент, он даже не столько организационный, сколько идеологический. Одним из краеугольных камней организационного строительства нашей структуры было и есть равенство территориальных организаций и равенство отраслевых организаций. Мы много о чем спорили. Одни говорили «надо забрать имущество», другие отвечали «забирайте, но дайте нам постоянный источник дохода в виде 6 - 8% взноса». Одни говорили, что ФНПР должна состоять из отраслевых профсоюзов, другие говорили: как вы дотянетесь до территории? Одни говорили, что обкомы мало работают, другие говорили, что из обкомов вы состоите.

Но все эти спорные вопросы 20 с чем-то лет мы решали, исходя из базового принципа – равенства. (…)

Поэтому, принципиально, я считаю: (…) мы должны сегодня здесь сказать: равенство территориальных и отраслевых организаций. И на этом дальше строить свою работу во имя солидарности и целостности ФНПР. Именно на этом доверии, что дальше будет равенство, мы во многом будем голосовать сегодня за ограничивающий наше равенство устав.

Следующее. Это уже конкретный пункт устава – 24, статья 33, где как раз говорится, что главным фильтром и аргументом будет то, что кандидатура для избрания председателя должна быть предложена Исполкомом ФНПР. Нельзя избрать другого руководителя, кроме кандидатур, предложенных Исполкомом ФНПР. Понятно, что в данном случае - это лишение высшего органа территориальной организации, конференции, права свободно выбирать, лишение этого права. И в данном случае - где страховка и гарантия от ошибки, которую может допустить Исполком? Вопрос: где найти эту страховку и гарантию? Пока ее нет.

И второе. Это проблемы, которые могут появиться у статуса назначенца, мы это видели по губернаторам. Какие это проблемы? Это в первую очередь снижение ответственности тех, кто должен выполнять решения: нам навязали этого руководителя - мы не будем выполнять его указания. И ответственности руководителя: он больше будет стремиться к красивым отчетам, а не к тому, чтобы работать на членов организации своего региона. Это, конечно, не только так, но снижение уровня ответственности мы видим по губернаторам, это было зримо, когда их назначали.

Чтобы этот момент снять (мы вчера разговаривали после заседания рабочей группы), надо, чтобы в порядке утверждения тех, кого будет предлагать Исполком, обязательно был подпункт: из состава резерва и действующего председателя, предложенного территорией, чтоб территория хоть как-то влияла на то, кого будет предлагать Исполком. И мы опять же, если будем сегодня за это голосовать, считаем и надеемся, что Генсовет именно такую примет формулировку. Но если мы сегодня все-таки будем голосовать попунктно, тогда мы предлагаем ввести пункт – «как правило, предложенное Исполкомом, а дальше - советом».

И последний момент. Очень большая ответственность у членов Исполкома сейчас появляется. Первое, по кадровым вопросам. Мы знаем, что все мы люди, и, голосуя, (…)  то, конечно, члены Исполкома должны глубоко вникать, особенно в кадровые вопросы и осознанно голосовать, высказывая свое личное мнение, своей аудитории.

Всем нам успехов в защите трудовых прав! Спасибо.

Меркулова Г.И. (председатель профсоюза работников образования и науки РФ):

- Добрый день, уважаемые делегаты, уважаемые участники нашего съезда. Я выступаю не только как председатель Общероссийского профсоюза образования, мне поручено выступить от Ассоциации профсоюзов работников непроизводственной сферы. Вот мы сегодня обсуждаем многие разные вопросы, которые нас волнуют. И мне вообще кажется, что нам надо почаще - без средств массовой информации, без исполнительной власти - собираться и по-серьезному, взвешенно обсуждать. Потому что проблем у нас очень много, достаточно послушать пару выступлений Михаила Викторовича, председателей профсоюзов. Мы понимаем, сколько проблем. (…)

Вот наш уважаемый лидер Михаил Викторович Шмаков, к которому я отношусь с большим уважением. Он ведь прекрасно знает, как должна быть построена Федерация, каким должно быть наше объединение, наша структура. Ведь он не только у нас председатель, он председатель во многих международных организациях, и он знает это, он стремится к этому, и мы видим, как ему сложно в этом. Потому что мы говорим… Вот мы полгода обсуждали проект устава. И вот сегодня даже сам ход обсуждения, итогов обсуждения - сколько у нас эмоций! Сколько нежелания слышать друг друга, непонимания того, что было. В принципе, мне показалось, что это был как тест для нас: к чему мы готовы, к каким первым шагам. И мне кажется, что, в общем-то, этот тест мы с вами не очень выдержали, хотя сделали некоторые маленькие шаги. То есть мы не готовы к конструктивному, серьезному разговору. Такой местнический подход со стороны всех: мы пытаемся, знаете, сохранить статус-кво, который сегодня существует. И честно говоря, было просто удивительно, когда мы узнали, что некоторые из нас с вами, участники этого процесса, даже исполнительную власть в помощь себе привлекли и начали вместе с властью угрожать, что не дай господи вы тут примете то или другое… (…).

Вы думаете, у нас в ассоциации нет проблем и вопросов, потому что у нас происходит не так? Конечно, в первую очередь мы заботимся о том, чтобы каждый профсоюз - свой, родной, который я возглавляю, - работал завтра лучше. Чтобы мы могли, извините меня, отвечать на те вопросы, которые нам каждый день задают наши члены профсоюза. Мы сами в этом заинтересованы, если мы сами себя уважаем. Поэтому, когда нам говорят, что должны делать все, честно говоря, для меня, как председателя профсоюза, унизительным это кажется. Потому что если мы с вами приняли сегодня устав - с чем-то можем не соглашаться, даже можем сейчас поспорить, повозражать, проголосовать, к чему-то можем двигаться - но мы должны понимать, что все равно мы должны следовать тому, что мы с вами будем принимать. Это вступление.

К сожалению, практика показывает, и Михаил Викторович об этом говорил, что да - мы что-то принимаем и не выполняем. Вот мы с вами на прошлом съезде, казалось бы, сделали некоторые первые шаги по тому, что касалось объединений профсоюзов. В числе их было, что они там не имеют права выхода из Федерации самостоятельно, что в них входить могут только организации, которые являются членскими организациями ФНПР. У нас эти проблемы сегодня остались.  А прошло столько лет. Поэтому я вам говорю сейчас с беспокойством, что если мы еще и еще что-то запишем, оно получится только в том случае, если мы будем это исполнять. Сейчас да, мы делаем опять некоторые шаги. Хорошо. Мы в целом согласны вполне со всем.

Но я не могу до вас не довести (хотя это знают прекрасно и Михаил Викторович, и наши коллеги, и рабочая группа, и редакционная), что было две позиции, по которым мы возражали, и я должна их озвучить. По одной позиции, правда, сейчас несколько урегулировали вопрос, касающийся утверждения Исполкомом Генсовета кандидатур на должность председателей профсоюзов. Мы с этим не соглашаемся. Как бы ни говорили, все равно все неправильно. Вы забываете, с каким брендом мы с вами работаем. Вы сказали, что и объединение одно и то же, и профсоюзы одно и то же. Не получится, как бы ни хотелось нам с этим соглашаться.

Мы считаем, что, действительно, для объединения профсоюзов эта формулировка обязательна, а для профсоюзов - либо она совсем должна быть убрана из этого текста… (…).

И вторая позиция - это то, о чем я немножко сказала. Вот мы принимаем эти основные положения, уставы общероссийских профсоюзов. Зачем мы все пишем «должны выполнять», в постановлении опять пишем «все обязательно выполняйте»? Уже масло масляное получается. Ну не следует жестких таких формулировок делать. Но мы должны понимать, что мы должны этому обязательно следовать, даже если этой формулировки не будет. Я вам честно скажу: с нами не соглашаются, говорят, что у нас так много профсоюзов, которые все равно слушать не будут, а если мы «должны» напишем, то обязательно выполнят, и мы сможем с них за это спросить. Уважаемые коллеги, мне кажется, это прежде всего наша с вами заинтересованность в этом. Мы должны к этому стремиться (а не чтобы из-под палки нас заставляли), чтобы у нас были правильные, нормальные уставы, чтобы организации работали хорошо. Конечно, есть у всех проблемы.

Так вот что я хочу сказать. Нам кажется, что, увлекаясь такими частными поправками устава Федерации, которые в основном направлены на ужесточение исполнительской, финансовой дисциплины (как бы они ни была нужна, особенно по отношению к нашим коллективным членам Федерации профсоюзов), и не внося в систему принципиальные положения (а Михаил Викторович их назвал, от чего мы отступили: сначала мы заявку сделали, а потом начали отступать под напором всех нас с вами, по целому ряду назревших проблемы структуры Федерации, принципов формирования исполнительных органов), мы в Федерации создаем иллюзорные представления о том, что это единственный и верный путь организационного укрепления Федерации.

Нам кажется, что начинать надо несколько с другого, уклон делать на это – с организационного и финансового укрепления именно отраслевых профсоюзов как на региональном, так и на федеральном уровне. Именно профсоюзы являются теми элементами структуры Федерации, которые, собственно, и обеспечивают пополнение и развитие членской базы, таким образом способствуя укреплению всех уровней Федерации. Именно здесь закладываются прочные основы того, что мы называем организационным единством. (…)  Нам следует все уставные нормы нацеливать на самое главное, на то, что волнует сегодня профсоюзы. И мы очень остро ощущаем требования своих членов профсоюза, поскольку без удовлетворения этих требований ничто не сможет удержать людей в профсоюзах, и тогда не поможет никакое усиление финансового контроля - просто не будет предмета самого контроля. А таких главных и волнующих членов профсоюза проблем и вопросов очень много, и многие зависят от нашей межсоюзной деятельности.

…И еще один момент, потерпите, но я скажу. Есть еще такая проблема - у нас идет смешение функций. У нас должно быть четко принято Генсоветом, каким-то документом, четкое распределение функций: что должны делать профсоюзы, что должны делать объединения профсоюзов. Смешение функций приводит к коллективной безответственности. Мы тоже это должны помнить, и знать, и думать об этом. Мы ведь все с вами заинтересованы, чтобы работать лучше, чтобы Федерация была сильнее. Если профсоюзы сильные - и объединения будут сильными. Я уверена, и Михаил Викторович вчера четко сказал, завершая Генсовет, что это только начало нашего пути. Я думаю, мы обязательно вместе, в содружестве будем двигаться в нужном направлении.

Агапова Н.Н. (председатель профсоюза работников АПК РФ):

- …Мы говорили на Генсовете, который был и вчера, и чуть раньше, если мы хотим двигаться вперед, мы должны чем-то поступиться, и территориальные объединения, и отраслевые профсоюзы Российской Федерации. Мы говорили и обсуждали этот вопрос, что революции у нас - это слово сегодня не единожды звучало в этом зале - не получилось. Может быть, мы будем жалеть об этом, а может быть, мы, как сказала Галина Ивановна (Меркулова. - Ред.), первый шажок делаем, но его надо делать для того, чтобы двигаться вперед.

Поэтому я предлагаю, во-первых, прекратить прения и перейти к голосованию. Даже если остались вопросы, давайте голосовать. Во-вторых, на них надо ответить. У нас есть юристы, и они помогут в этом деле. И голосовать, кто - за, кто - против. Мы обсуждали полгода и еще можем столько же обсуждать. И у себя в профсоюзе, я могу сказать, мы не добились 50 на 50 взносов, 15 лет об этом говорим. Долго еще это будем обсуждать? Давайте голосовать. Спасибо.

Кабанова В.В. (председатель Московского областного объединения организаций профсоюзов):

- Уважаемый Михаил Викторович, уважаемые делегаты! Позвольте мне от имени Московского областного территориального объединения организаций профсоюзов и делегатов успешно закончить обсуждение этого важнейшего вопроса для всех нас, которые представляют профсоюзы России сегодня.

…очень много пришлось поработать с нашими областными территориальными организациями профсоюзов. Все, что вносилось, обсуждалось именно там, на территории. И если бы каждая территория или отраслевой профсоюз поработал, сегодня не было бы многих вопросов, которые возникают. Но говорят, сколько людей, столько и мнений. Именно поэтому сегодня у нас у многих и мнения расходятся, и еще не так активно мы обсуждали все то, что уже сегодня нашло отражение и в проекте Устава, и в Основных положениях. (…)

….Все же прекрасно понимаем, за что держимся – за взносы. Лишь бы только лишнюю копейку никуда не перечислять. А мы на этом и не настаиваем, потому что, друзья мои, это наш внутренний профсоюзный вопрос. И каждый член профсоюза только знает, что в целом единство должно быть в профсоюзах… Вот это самое главное для нас сегодня, а не перетягивание каната «куда мы отдали проценты: в территорию или в центральный комитет профсоюза больше?». Да, должен быть какой-то подход, никто не спорит.

Вот Московское областное объединение организаций профсоюзов не нарушает ни один устав, ни устав ФНПР, ни устав отраслевого профсоюза, все выполняет. Сегодня у нас обсуждение всех изменений было очень бурным, но все пришли к мнению, что на съезде наша делегация будет (и делегатам доверено) голосовать за то, что будет выноситься. Никаких коллегиальных решений не принималось, потому что понимали: был Исполком, полгода работала рабочая группа, Генеральный совет, и сегодня - съезд. Поэтому я уверена, что наши делегаты проголосуют так, как это нужно для пользы Федерации независимых профсоюзов России и для профсоюзного движения в целом в Российской Федерации. Благодарю за внимание.

Шмаков М.В. (ответы на вопросы. – Ред.):

- …Мы благодарны за все мнения, которые прозвучали здесь. Я, как человек, который выступал с докладом, также благодарен за обсуждение тех предложений, которые были внесены и которые были на детали, отмеченные в докладе. Как мы уже договорились, мнения бывают разные, мнения хорошие. Но вот выступали два представителя «Электропрофсоюза». Они говорили об одном и том же. Часть зала поддерживала эти выступления аплодисментами. Это мнение каждого, каждый имеет право высказывать свое мнение. Но за что аплодировать-то? Что сейчас принимать ничего не надо, надо дорабатывать? То есть вот мы со II съезда ФНПР, который прошел в октябре 93 года, ровно 20 лет назад, ведем дискуссию по поводу отчисления взносов или перераспределения взносов. «50 на 50» - была там такая идея. До сих пор, на протяжении 20 лет, это решение выполнено только несколькими профсоюзами, двумя, тремя. Все остальные это оставили на стадии обсуждения, дискуссии, время от времени она обостряется, когда-то затихает, тем не менее, никаких решений и подвижек в эту сторону нет. Почему? Это другой вопрос, не хочу сейчас на нем останавливаться.

И точно так же с III съезда ФНПР, который прошел в 96 году, мы с вами обсуждаем вопросы о совершенствовании структуры профсоюза. Можно обсуждать еще 10 съездов или 10 периодов между съездами? Конечно, можно. Но каждый из вас является, наверное, хозяином своего садового домика, квартиры и другой недвижимости, и вы хорошо знаете, что ремонт невозможно закончить, его можно только прекратить и потом готовиться к новому ремонту. Вот поэтому можно сколько угодно рукоплескать предложению, что давайте, мол, отложим и ничего не будем делать. Иногда, встречаясь в организациях не в режиме съезда, а в режиме просто диалога, в тот момент, когда дискуссия принимает острый характер, наиболее экзальтированные наши коллеги-руководители говорят: а чего менять, на мой век хватит, а там меняйте, что хотите. И подчас предложение «давайте отложим, пока решать не будем, а еще посмотрим» - оно граничит с таким утверждением. Поэтому нам необходимо принимать решение, нам необходимо определяться. Жизнь на этом не заканчивается. А дальше будут новые съезды и новые изменения и уставов, и других положений. Жизнь идет вперед, и мы каждый раз через каждый выборный период сталкиваемся с новыми вызовами.

Меня уже цитировала здесь Галина Ивановна Меркулова, выступая с этой трибуны, я хочу повторить здесь сегодня то, что я сказал вчера. Те решения, которые примет съезд, - это только малая часть той работы, которую нам всем придется провести для того, чтобы это заработало и было внедрено в жизнь. Это, может быть сложная, но не самая трудоемкая работа, которую мы сегодня здесь с вами проводим. Самая большая и трудоемкая работа будет завтра и послезавтра, когда нам надо будет делать следующие шаги по внедрению тех принципов, о которых мы договоримся, за которые мы проголосуем, в практику и в документы своих организаций. Я желаю всем нам успеха на этом пути!

Распечатать | Комментировать | Послать текст по почте


 
 
 




































Профсоюз помог
Другие примеры



Поиск по сайту:
Расширенный поиск

 
     
©
Федерация Независимых Профсоюзов России, 1991-2017г.
    Рейтинг@Mail.ru